БЛИЗОСТЬ СМЕРТИ

 

5 июня 2015 года ушел из жизни Кацуо Чиба сенсей, один из последних личных учеников О Сенсея. На осознание его вклада в айкидо уйдут годы непрерывной практики и раздумий.

 

Заниматься айкидо я начал в 1999 году в «Шинмейкане». Это додзе было основано в Лондоне Чиба сенсеем в семидесятых годах прошлого века, когда он возглавлял британское айкидо. Все инструкторы были его учениками и близкими товарищами.  Практика была честной и бескомпромиссной, но только позже, познакомившись с сенсеем,  я увидел бездну, которую придется преодолеть тем, кто осмелится посвятить свою жизнь айкидо.

 

Чиба сенсей учил многим вещам. Он учил гибкости и восприимчивости тела, он требовал безраздельный «заншин», но главное, что я понял для себя, – честность в практике. То, что многие люди, неглубоко взглянувшие на «искусство мира», считали жесткостью и даже жестокостью Чиба сенсея, было выражением предельной честности и подлинной любви к айкидо и своим ученикам.

 

Показательной является история одного из моих учителей, Стива Бичама, ныне шестого дана Биранкай (организации Чиба сенсея) и Айкикай, который после отъезда Чиба сенсея из Великобритании ушел из созданной им ассоциации и перешел к Тамура сенсею. Через несколько лет Чиба сенсей снова стал куратором большой организации айкидо в стране, и Стив решил вернуться под его крыло. Он показался в додзе, где Чибасенсей вел занятия, не зная, чего ожидать.  «Сенсей, я решил вернуться». Чиба сенсей сверкнул глазами и указал ему на место в строю. Через несколько минут Стив был вызван для атаки. Он, зная нрав сенсея, бросился на него со всей решимостью. Что произошло далее, Стив сам толком не помнит. Ему показалось, что он долго летел по воздуху, смотря на все вокруг, как в замедленной съемке кино. Кажется, как он говорил потом мне, что он даже болтал ногами и руками, как это делают артисты. Когда он приземлился на мат, то почувствовал себя, как на пуховой перине, не было ни боли, ни ощущения удара. Голова кружилась, он встал и пошел на место, не разбирая пути. Чиба сенсей остановил его, схватив за плечо и сказал, что занятие для него закончено: «Я не могу взять тебя обратно, ведь ты даже никуда и не уходил».  «Тогда я понял, - сказал Стив мне много лет спустя, - что я увидел в своей жизни только маленький кусочек того, что из себя представляло айкидо, и кто такой Чиба сенсей. С тех пор я с ним навсегда».

 

Мой собственный урок несколько иной. Однажды на летней школе Чиба сенсей вызвал меня для демонстрации упражнений с боккеном. Сначала все шло удачно, но в какой-то момент я почувствовал, что мои движения постепенно теряют синхронизацию с ударами сенсея. Его деревянный меч раз за разом бил меня по костяшкам пальцев. Чиба сенсей никогда не смотрел в глаза, когда выполнял технику. И слава богу, потому что в такой момент в его глазах ничего хорошего не было. Сенсей не останавливался, пока мы не закончили все варианты, руки мои видимо дрожали от нагрузки, боккен держать уже не было сил. Боли не было. После я ожидал увидеть кровавое месиво вместо кулаков, но – чудо – через минуту или менее я снова был в строю и уже забыл о происшедшем. Сенсей не поправил меня и даже не взглянул в мою сторону. Он точно знал, что он делал.

 

В одном из интервью Чиба сенсею задали вопрос о случае на корабле, когда кто-то из членов команды, кажется, местный кок, бросился на него с ножом, желая испытать на прочность навыки невысокого азиата. Через несколько секунд он валялся на палубе со сломанной рукой. Сенсей так подытожил произошедшее: «Тот, кто осмелится напасть на меня, должен быть готов к смерти».

 

Это и есть то, над чем хотелось бы работать. Трудно, придя из хорошо кондиционированного офиса, думать о смерти. Это даже странно. Хочется легко говорить о боевых искусствах, оценивать методики. Только при этом важно быть честным самим с собой, – зачем я все это делаю? Приемы, которые мы, порой с улыбкой и видом знатока обсуждаем, когда-то спасали людям жизнь, а кого-то жизни лишали.

 

В боевых искусствах есть понятие «аи учи», то есть обоюдная смерть. Это, в числе прочего, означает, что каждый, и уке, и наге, должен быть настроен, как на последний бой. Но это вовсе не означает, что, выпучив глаза, следует загонять партнера в угол, особенно, если уровни у вас разные. Это не то, что оставил нам О Сенсей, и не то, чему учил один из его самых преданных учеников, - Чиба сенсей. Они учили искренности с собой, честности с партнером, честности в повседневной жизни. Чиба сенсей был непримирим к расхлябанности и малодушию, многие из его любимых учеников, дав слабину всего пару раз вне додзе, навсегда вычеркивались из его жизни. Таков он был – бескомпромиссный, порою резкий, и в то же время бесконечно душевный человек. Его харизма притягивала людей, как магнитом.

 

Моя последняя встреча с сенсеем была в 2012 году на летней школе в Великобритании. Он уже был очень нездоров и в конце семинара, во время своей традиционной завершающей речи, сказал: «В феврале я планирую начать снимать новую серию видео про работу с оружием. Если не умру». Его слова немного ранили всех, кто там был. Я не удержался и подошел к нему, когда он уже сидел на стуле возле спорткомплекса и отдыхал. «Сенсей, - сказал я, - Вы нас очень напугали. Пожалуйста, постарайтесь не умирать. Это просьба, как минимум, моя и моей жены». Чиба сенсей расхохотался и сказал со своей широкой улыбкой: «Передавай ей привет. Скажи, что я не умру!».

 

Михаил Родионов

2-й дан Айкикай

1-й кю Биранкай

 

«На фото в центре Чиба сенсей, первый справа от него Стив Бичам, второй справа Михаил Родионов. 2011 год, Вустер, Великобритания»

«На фото в центре Чиба сенсей, первый справа от него Стив Бичам, второй справа Михаил Родионов.

2011 год, Вустер, Великобритания»