Поездка в Японию осенью 2014 г. (Кавагоэ-Киото-Токио)

С 28 октября по 8 ноября 2014 года представитель РОИЯКС Михаил Родионов совершил поездку в Японию для занятий с мечом школы Синкаге-Рю, основателем которой является один из выдающихся учеников школы Катори Синто-Рю, Камиидзуми Исе но Ками Нобутцуна. Занятия проходили в городе Кавагоэ. А также для практики Айкидо в старой и новой столицах Японии - Киото и Токио.

 

Этой осенью я совершил поездку в Японию, которую планировал очень давно. Как многие в нашей организации знают, в отличие от большинства наших айкидок, изучающих стиль Катори Синто Рю, я изучаю меч школы Синкаге Рю. Основатель Синкаге Рю, Камиидзуми Исе но Ками Нобутцуна, являлся один из выдающихся учеников Катори Синто Рю. Его имя стоит одним из первых в исторической схеме в книге Отаке Рисуке “Катори Синто Рю. Традиции воинов”.

 

Синкаге Рю представлен в России одной из наиболее традиционных  организаций этого стиля в мире, “Синкаге Рю Хехо Маробасикай”. Основателем является сосю Ватанабе Тадасиге, а за Россию отвечает сихан Наразаки Нобуки. Каждый год несколько учеников из России приглашаются на личное обучение сихана Наразаки, и в этом году эта честь была предоставлена мне.

 

Наразаки сенсей живет в городе Кавагоэ в префектуре Саитама,  до которого легко добраться из Токио на местном поезде минут за 50. Кавагое еще назвают маленьким Эдо из-за “старого города”, который словно вышел со старинных картинок. По этим улочкам вполне могут бегать рикши, перевозящие изящных дам, прикрывающихся бумажными зонтиками от яркого солнца, вышагивать важные самураи, кричать назойливые торговцы. В общем, можно снимать “джидайгеки”. Но всю красоту (минус дамы и прочие вымышленные персонажи) я наблюдал из окна автомобиля сенсея Наразаки, который каждый день забирал меня и моего соученика на очередную тренировку. Мимо проплывали почерневшие деревянные строения с магазинчиками сладостей, безделушек и еще бог знает чего.

 

Наш день начинался в 11 часов, мы ехали в один из местных залов и там тренировались практически без перерыва не менее пяти часов в день. Сенсей смеялся, что русские обычно прилично худеют за традиционные четыре дня занятий, а вечером пытаются восполнить потерянные калории, поглощая огромные количества японских пельменей гёдза в местных ресторанах.

 

 

Стоит отдельно сказать про залы, где мы тренировались. Я не мучил сенсея расспросами, кому принадлежали эти прекрасные комплексы, скажу одно – местные цены просто шокируют. Час занятия в огромном, не менее 200 кв. м зале (с татами или без – не важно), стоил от… 100 йен. Мы путешествовали по округе, каждый день занимаясь в новом месте, но максимум, что мы заплатили – 800 йен с человека за полдня в прекрасном зале в гигантском местном спорткомплексе, где одновременно проводились региональные соревнования по гимнастике среди детей. Проходя по бесчисленным помещениям, я видел дам уважаемого возраста, бодро молотящих друг друга спортивными нагинатами, чинных пожилых мужчин и женщин с гигантскими луками, неторопливо следующих к мишеням, в которых довольно случайным образом торчали стрелы, а также разновозрастные толпы дзюдоистов, от трехлеток до пенсионеров, разминающихся на матах. Мы, безусловно, вызывали любопытство у местных, два “длинноносых” гайдзина в хакамах со странными кожаными палками.

 

Тут следует отметить, что в Синкаге Рю формы выполняются, по большей части, с легкими бамбуковыми мечами. Это нововведение основателя стиля позволило сразу работать практически в полный контакт, не боясь покалечить партнера. Ствол бамбука длиной примерно 1м особым образом расщепляется на конце и “одевается” в чехол из толстой кожи.Получается “фукуро синай”, обычно традиционного красного или бордового цвета. Пропущенный удар гарантирует досаду, а не необходимость звонить в скорую помощь. Со временем, когда формы начинают приближаться к боевым, партнеры могут надевать котэ, жесткие кожаные перчатки, которые защищают пальцы и предплечья. Совсем продвинутые ученики изредка надевают ёрои – японские доспехи – чтобы более точно отрабатывать уколы и порезы на противнике.

 

Я спросил сенсея, какой формат тренировки для него оптимальный, он сказал, что лучше всего, когда приезжают не более четырех человек, и он занимается с ними 5-6 часов, попеременно с каждым, пока у них мозг не перестанет фиксировать происходящее. Мне повезло, нас было только двое, мой напарник имеет более высокий уровень, поэтому мне удалось подглядеть, как приемы, которые изучаю я, изменятся в будущем. В СинкагеРю формы делятся на два основных уровня, – тренировочный и боевой. Таким образом, одни и те же формы могут измениться до неузнаваемости с ростом мастерства занимающегося. Также может выясниться, что там, где мы шагали назад, надо будет выступать вперед, – весьма похоже на «кодировку» боевых применений в Катори Синто Рю.

 

Вечером, после плотного ужина, мы засаживались за «домашнее задание», - сенсей настоятельно рекомендует записывать все, что он говорил по формам в отдельную тетрадку. Я вел и видео запись тренировок, когда сенсей разрешал, но, как выяснилось, без комментариев вспомнить тонкие моменты бывает очень сложно. Так что вечер заканчивался только после того, как мы конспектировали все формы, которые прошли за день, вспоминая поучения сенсея, отдельные для каждого из нас. Японский чай и жевание сладостей из местного «Севен Илевен»помогали не свалиться со стула, когда на усталость накладывалась разница во времени.

 

Сенсей однажды показал свои записи, любовно перепечатанные и вклеенные в какую-то книгу по Синкаге Рю. Он всегда носит их с собой в забавного вида пластиковом контейнере. Я взялся было посмотреть, что внутри, но японские письмена без картинок, видимо, вызвали у меня разочарованное выражение лица. Да еще, громко кашлянув, сенсей перевернул книгу в моих руках, так как я, конечно, начал «читать» её шиворот-навыворот.

 

В последний день утром мы неожиданно изменили маршрут и подъехали к какому-то дому. Сенсей Наразаки вынул из машины длинную тяжелую картонную коробку и сунул ее мне. «Что это?», - спросил я. «Ватанабе сенсей просил завезти ему боккены». Мы выпрямили спины и на полусогнутых прошествовали к дому сенсея. Мы вошли в калитку и остановились в маленьком садике. На звонок из глубин дома ответила жена сенсея, так и не показавшаяся, а потом вышел и сам Ватанабе сенсей. Невысокого роста, он пытливо оглядел нас, а Наразаки сенсей мгновенно превратился из уверенного сихана в молодого ученика, почти мальчишку, неловко переминающегося на месте. Как эти перевоплощения японцам удаются для меня загадка. Мы выслушали объяснения, кто мы такие (послышалось знакомое «Рощия») непрерывно кланяясь, как Добчинский и Бобчинский, и задом выкатились на улицу. Наразаки сенсей был доволен произведённым эффектом: «Ватанабе сенсей очень любит русских, особенно, когда они приезжают в Кавагоэ тренироваться». Ок, поняли, нас «показали».

В конце четвёртого дня тренировок мозги уже плавились от полученных знаний и осознания бесчисленных ошибок, и мы с некоторым облегчением распрощались с сенсеем, прыгнули с поезд и укатили в Токио. Назавтра мы уезжали на самом быстром Шинкансене «Нодзоми» в Киото. Бесполезно рассказывать про древнюю столицу, могу только сказать, что за три неполных дня я просто понял, как работают автобусы, метро, где расположены главные достопримечательности и, пожалуй, все. В Киото надо ехать надолго. Выбрать первую десятку из 1600 храмов можно, но потом уже надо думать. Да, и вам, любители момидзи – японского клена – сюда!

 

 

У меня же был свой план для этого города. Уже несколько лет я мечтал попасть в додзе сенсея Окамото Йоко, имеющей 6 дан Айкикай. По моему мнению, это самая выдающаяся женщина-айкидока на сегодняшний момент. Достаточно сказать, что она – частый приглашенный инструктор на летних школах в Биранкае, организации Чиба сенсея, где я начал заниматься айкидо.

 

Спасибо Гуглу, который привел меня к додзе, располагающемуся на немыслимой микро улочке без названия. Конечно, я предварительно нашел сайт и написал мейл с просьбой позволить мне заниматься. Среди пришедшей кучи иероглифов я нашел нужные слова на английском, что доступ мне дозволен. Такой запрос – формальность, но без него визит в приличный додзе в Японии, да и не только, будет воспринят с поднятыми бровями.

 

Прибыв на место, я представился сенсею Окамото, передал привет от ее давнего знакомого, тоже учителя айкидо, которого  знаю лет десять. Сенсей быстро расспросила меня, где я занимался ранее и, как мне показалось, с некоторым облегчением допустила меня до тренировки.

 

Саму кэйко описывать бесполезно, я рекомендую интересующимся найти в Ю Тубе небольшой фильм об Окамото сенсее, снятым одним айкидокой из Хомбу. Достаточно сказать, что все японцы говорили по-английски и с интересом подскакивали с «онегайшимас», когда происходила смена партнеров. Около трети занимающихся были иностранцы, а сенсей легко переходила в объяснениях с японскогона английский и даже французский: сказывались годы, проведенные в Штатах и во Франции. Сенсей работала постоянно и со всеми, включая меня. После занятия со смешинкой в глазах спросила: «Ну как, вспотел?»

 

В конце я попросил сфотографироваться вместе- «для жены». «Она занимается?»,- быстро спросила сенсей. «Да». «А где она?». «Дома с детьми». «Почему? Это ты мог бы посидеть дома с детьми!» И исчезла на улице.

 

 

В Токио оставалось всего пару дней, достаточно для встреч со знакомыми и легкого шоппинга. На одной из таких встреч я познакомился с секретарем международной секции Айкикай, Себастианом Барди. Кстати, РОИЯКС он знает очень хорошо.

Я посетовал, что уже много раз был на тренировках Досю, но ни разу с ним ничего не исполнял. «Ну, - сказал он, - ты должен послать запрос, - космический».

 

Следующим вечером я был на тренировке у Досю, прискакал за 10 минут до начала, толком не успел размяться. Татами показался необычайно жестким, а я его никогда не замечал. Досю, только что вернувшийся из Италии с празднований, был бодр и весел. Мне попался преклонного возраста японец, который периодически с трудом воспроизводил техники, хотя Досю всегда показывает настолько канонические формы, что каждое его занятие можно записывать на видео, как пособие. И вот, в какой-то момент мой партнер «завис», шевеля губами и морща лоб, исполняя на мне очередную технику. Из-за его спины быстро вынырнул улыбающийся Досю и предложил мне руку для захвата. Ура! Уже потом, в раздевалке, Себастиан прокомментировал: «Видишь, хороший запрос послал, сработало!»

 

Время, как всегда, пролетело стремительно, и вот мы уже в Москве. Теперь надо постараться не «расплескать» полученные знания и впечатления, подождать, пока они «прорастут» и станут по-настоящему своими. Перечитывать конспекты. До новых встреч, Япония!

 

 

Михаил Родионов, 1 дан Айкикай.